Сатанизм и национализм

Прежде чем браться за выяснение возможности совмещения этих идеологий, мы должны четко уяснить для себя значение каждой из них.

Определение  “сатанизма” уже давалось в этой статье. Общепринятое определение “национализма” никуда не годиться, так как ничего не объясняет. Итак, мы отвергаем старое определение и создаем новое:

Национализм есть идеология выступающая за сильное государство в пределах зоны влияния конкретной нации. Вкратце: если ты причисляешь себя к конкретной нации; желаешь, чтобы именно её представители управляли и распоряжались “своим” государством и обладали в нем значительными привилегиями (по сравнению с так называемыми нацменьшинствами), значит — ты националист. Общий язык, история, культура, территория, а также злые соседи служат дополнительными факторами национальной самоидентификации.

Есть ещё один важный момент: “нация” — явление более политическое, чем биологическое. До Нового времени никаких наций не существовало в природе, — были только этносы (биологические сообщества, связанные общей генетикой и историей).

Основной отличительной чертой национализма является имитация “общности” с помощью так называемого национального чувства. Бенедикт Андерсон как-то назвал нацию “воображаемым сообществом” — сообществом, которое создаётся и удерживается не личным знакомством его структурных единиц, а силой их воображения, их братских чувств. Здесь прослеживается сходство с футбольными болельщики определенной команды, которые, не зная друг друга, чувствуют единство и жажду победы “своих ребят” с трибун стадиона, но расходятся по домам, как только повод для такого “единства” исчерпан.

Ключами доступа к сознанию националиста являются государственные символы — герб, гимн, флаг, а также боязнь государств-конкурентов (у крайних радикальных националистов принимающая формы ненависти и агрессии ко всем “чужим”, — иногда обоснованно).

Итак, может ли сатанист быть националистом? На уровне неофита государства — “поболеть за своих ребят” — нет. Не в том смысле, что у него нет “своих”, а в том смысле, что он ограничивает влияние психологических формул на своё сознание, и отделяет истинную “общность” от мнимой. Сатанист не даст соблазнить себя красивыми словами и символами.

Однако же, закрыть глаза на межгосударственную конкуренцию сатанист просто не может. Она есть, она существует, и эта конкуренция вовсе не исчерпывается логикой поступков лидеров государств, — являясь не только производной их сиюминутных субъективных желаний, — но определяющаяся также и множеством внешних факторов. Начиная от банальной борьбой этносов за овладение природными ресурсами и заканчивая их соперничеством за интеллектуальный ресурс. Сатанист cуществует не в теплице, не в вакууме, он принадлежит к конкретному этносу, и не может просто “не замечать” засилье “чужих”, если таковое имеет место.

Может ли сатанист быть националистом — на уровне адепта государства, с его желанием быть образцовым гражданином, примером для подражания? Человеком, для которого слова “Служить Отечеству”, “Благо и процветание” и “Счастье наших детей” — не пустой звук, а святая необходимость? У вас перед глазами люди преклонного возраста, и многие из них — живые примеры жизни по таким принципам. Увы, государство не ценит своих адептов.

Может ли сатанист быть националистом — на уровне элиты государства, в том смысле, что его слово имеет вес, и уровень доступа к управлению ресурсами и возможностями государства у него выше среднего? Разумеется, может. Националистом именно той нации, что он сам поставил “во главу угла” этого государства. При этом, за основу такой нации можно взять любой близкий конкретному сатанисту этнос.

Заключение. Повод для собственного национализма найти не так уж и сложно. Но, скорее всего, он будет глубоко личным. Национализм же массового употребления у сатанистов не в цене.

Fox Mad, 24.05.2011

Copyright by Archontis 2011
    Современный сатанизм. Основы и философия. Краткий справочник по религиоведению. Библиотека старинных манускриптов