РПЦ и христианство

РПЦ на сегодняшний день является самым главным, сильным и последовательным врагом христианства, – как религиозной идеологии.

Как же такое возможно — спросите Вы? Разве главный враг христианства — не сатанизм? Увы, это так.

В своё время, христиане были поставлены перед выбором: либо сохранить идеологию в чистоте, — либо добиться богатства и власти. И церковь сделала свой выбор — принеся идеологию в жертву массовости.

Формируя своё учение, церковь, как организация, практиковала своего рода «религиозный популизм», стремясь привлечь на свою сторону как можно более широкие слои населения. При этом, церкви неизбежно приходилось идти на идеологические уступки:

для привлечения людей образованных в догматику вводились элементы передовой на тот момент языческой философии — и из «Триады» Плотина родилась «Троица»; для привлечения людей суеверных, в нарушение библейской заповеди, было разрешено идолопочитание — роль идолов начали выполнять иконы; язычник привык молиться многим богам, отвечающим за самые различные сферы деятельности — для него в качестве замены был создан культ святых, и так далее. Следуя по этому пути, церковь шаг за шагом искажала идеологию первоначального христианства.

То, что предстаёт перед нами в виде современного «православия» — это уже не христианство. Это христианско-языческая смесь, адаптированная к сознанию невежественных людей.

Стоит отметить, что на первых этапах существования церкви стать христианином было не так уж и легко. Существовала практика «оглашения» — человек выражал желание стать христианином, но при этом его никто даже не думал крестить сразу на следующей неделе. Оглашенный должен был пройти испытательный срок и завершить процесс обучения, длившийся до трёх лет.

Однако это мешало быстрому росту количества членов организации, и крестить начали всех и сразу — от императоров-садистов до младенцев. Плоды подобной политики мы наблюдаем и в наши дни — в России и в ближнем зарубежье существуют миллионы вполне себе крещёных христиан, которые при этом умудрились не прочесть Библии, и не способны сходу перечислить десять заповедей или заповеди блаженств. По существу, ради массовости и проистекающих из таковой богатства и власти церковь пожертвовала не только чистотой идеологии, но и качеством своих последователей.

Здесь можно было бы подумать, что христианство, как таковое, больше не существует. Однако это неверно. Даже в теперешней своей форме РПЦ, как организация, является носительницей многих идей Христа. При этом, РПЦ активно разрушает саму себя — свой собственный базис.

Никто не дискредитирует идей Христа лучше, чем монах, который на дорогой иномарке едет освящать дачу олигарха или баллистические ракеты. Ни один атеист не нарушает десяти заповедей так последовательно, как православный, почитающий идолов. Все колдуны-шарлатаны России, вместе взятые, не способны привнести в сознание человека столько глупых суеверий, сколько сегодня привносит РПЦ.

То, к чему РПЦ стремится в наши дни, — уже существовало когда-то, ещё до революции. А именно — РПЦ являлась своего рода государственным департаментом. Священникам платили жалование, они получали награды. Церковь была крупнейшим собственником, обладала огромным политическим влиянием. Православие являлось государственной религией, его в обязательном порядке преподавали в школах, люди иных религиозных взглядов в той или иной степени ущемлялись.

Есть, однако, одно интересное обстоятельство. Как только произошла революция, все те православные христиане, которые ещё вчера ходили в церковь — буквально в одночасье «превратились» в атеистов, и принялись эти самые церкви с увлечением разрушать.

Почему так произошло?

Какой-нибудь современный православный черносотенец, отвечая на этот вопрос, начинает рассуждать о разлагающем влиянии евреев-большевиков. Объяснение наличия всех проблем влиянием неких нехороших политических сил соответствует, конечно, текущей российской государственной позиции — но по факту является глупым. Ну никак не могла кучка евреев-большевиков за каких-нибудь полгода убедить большинство русских отказаться от православия. Настоящего христианина отказаться от своей веры не могла даже Римская империя. Потому что, если человек во что-то искренне верит — он будет в это верить, и вы никогда не убедите его в том, что он не прав. А вот если он «верит» не по-настоящему, понарошку — тогда пожалуйста.

Разгадка проста — казённое православие Российской империи надоело всем. Если церковь сливается с властью, и начинает обслуживать её интересы — она несёт ответственность и за любые ошибки власти. Русский мужик, который с ломом в руках лез сбивать с церкви крест, не был, конечно, знаком с марксизмом. Зато он был знаком с РПЦ. Это его предок был крепостным при монастырях. Это на его деньги поп вкусно ел и хорошо выпивал. Это он сам видел царящие в РПЦ нравы, и то, как РПЦ поддерживает несправедливый порядок. Здесь для ненависти не нужен марксизм — причин и без марксизма достаточно.

На нашей памяти нечто подобное произошло и с самим марксизмом, в его советской трактовке. Как случилось, что люди, не так давно ходившие на демонстрации под красными флагами, — словно по мановению ока превратились в ярых сторонников демократии? Потому ли, что многие слушали «Радио Свобода»? Или, всё-же, — они воочию наблюдали грустную окружающую их действительность, и, что называется — «делали выводы»?

Я помню, каким было в обществе отношение к РПЦ во времена перестройки. А было оно строго положительным, причём во всех слоях общества.

В последние годы это отношение постепенно начинает меняться. РПЦ раздражает всё больше людей — и, не в последнюю очередь, — своей жадностью, наглостью, беспринципностью, своим участием в политике и откровенным лоббированием власть имущих.

Это изменение произошло в следствии «человеческой» природы самой РПЦ; потакания человеческим слабостям своих иерархов. Последние проявляют поразительную слепоту и неумение заглядывать хотя бы на шаг вперёд. Прислуживая власти, обогащаясь, проводя «топорную» политику экспансии во всех сферах общественной жизни, РПЦ убивает сама себя.

Люди моего поколения учились в советских школах, и были, конечно же, пионерами поголовно. Но чем мы отличались от пионеров двадцатых годов? Тем, — что мы не верили в коммунизм. Парадокс! Коммунизм был государственной идеологией, активно насаждался в школах. На линейках мы ходили строем, с красными галстуками, и под барабанный бой. Нам предлагалось читать только «правильные» книжки; преподаватели стремились разъяснить нам великое значение революции и классовой борьбы. Везде висели портреты Ленина. Как мы относились ко всему этому? Равнодушно — как к неизбежному и нудному шуму. То, что было в двадцатых годах вдохновляющей и живой идеей — превратилось в скучную казёнщину, не интересную никому.

Сегодня в такую же казёнщину превращается православие. Государственная идеология изменилась — но методы насаждения таковой остались всё теми же. РПЦ — это современный аналог КПСС: партийные чиновники превратились в священников; портреты Ленина заменили на иконы; ну и, конечно, православная идеология пытается заменить в школах коммунистическую.

Уверяю, результат будет точно таким же. Навязываемая идеология всегда вызывает отторжение — особенно же у молодёжи. Да, можно добиться того, чтобы школьники изучали православную догматику и историю РПЦ, носили крестики, посещали церковь. И они будут это делать. Мы тоже посещали собрания, носили галстуки, и говорили правильные слова, рекомендованные партией. Однако всё это было внешним — внутри, наедине с собой, мы были совершенно другими людьми, с иными интересами и целями в жизни.

Dazarat (под ред. Archontis), 13.06.2017

Copyright by Archontis 2011
    Современный сатанизм. Основы и философия. Краткий справочник по религиоведению. Библиотека старинных манускриптов