Die Pseudoelite

С сатанизмом на территории бывшего СССР сложилась крайне странная ситуация: такое впечатление, что сатанисты стремятся к самоуничтожению, не успев толком осознать себя.

Казалось бы, единственный вариант в таких обстоятельствах – максимальная сплочённость. Как можно больше общаться, поддерживать связи, печатать книги и журналы, создавать тематические кафе или клубы, делиться практическими наработками, проводить исследования, накапливать уникальный материал…

У сатанизма, как религии, пока не было шанса встать на ноги. Нет традиции, преемственности, обучения, общего эстетического канона. На формирование всего этого, как показывает история становления успешных религий, требуются столетия, а сатанизму в России времени отпущено не так уж много. Почему же мы видим то, что видим – сатанисты либо бесконечно спорят и поливают друг друга нечистотами, либо сидят каждый в своём углу и любуются на свою “неповторимую индивидуальность”?

Индивидуальность, безусловно, важна. Ставка на личный опыт способна не допустить постепенного окостенения религии, с последующим отрывом от жизненных реалий; обеспечить безостановочное развитие, максимальную вариативность и эволюционно-меметическую выживаемость. Но если бы различие опыта мешало работать вместе – люди никогда бы не вышли из каменного века. Ни в одной другой сфере различие участников не мешает кооперации – наоборот, разные люди дополняют друг друга. Но только не в сатанизме.

А дело здесь в изначально неверной ставке на псевдоэлитарность. Вместо того, чтобы пополнять крайне немногочисленные ряды любопытствующими новичками – идёт усиленная их «выбраковка». Почему это плохо? Выбраковка, как в христианстве с ересью, возможна только в том случае, если религия уже встала на ноги, если единственно верное «кредо» уже создано, есть чёткие рамки и понимания. В сатанизме же сейчас ничего подобного не наблюдается, идёт выбраковка всех всеми и дробление вплоть до групп по три-четыре человека. В итоге сатанисты – есть, а сатанизма – нет.

Реальная элитарность предполагает наличие «базы», достаточного числа людей самого разного уровня, из которых мог бы идти отбор. Например, вся страна пишет ЕГЭ, но только часть будущих студентов поступает в МГУ. Если бы абитуриентов во всей стране было меньше, чем мест в МГУ – разумнее было бы взять всех.

История становления раннего христианства показывает, как происходит становление культа в условиях враждебности со стороны государства и официальной религии. Поначалу принимают тех, кто готов совершить простейший обряд и уверовать, что Иисус умер и воскрес. Много позже уже появятся догматы о Троице, о непорочном зачатии, бесчисленные секты, ереси и борьба с оными… впрочем, борьбы может и не быть. Это видно по религиозным учениям, которые приходят из Индии – где сделана ставка на разные уровни понимания, на понятия «аватаров», «ликов» и «воплощений», на единство сути при различии формы, на индивидуальный подбор практик и религиозных представлений при единстве на ценностно-эстетическом уровне.

Современные сатанисты либо поймут эти простые вещи, – либо вымрут, как религия – подобно гностикам и прочим подрубленным ветвям религиозного самосознания, так и не давшим плодов. Это вопрос выживания.

В клинических случаях псевдоэлитаризм заходит ещё дальше: ставится под сомнение необходимость сатанизма, как социальной группы. Дескать, “сатанизм – не церковь, не общественное движение и не субкультура”. Это действительно так. Проблема лишь в том, что это произносится с гордостью – в то время, как на самом деле подобными заявлениями ставится большой перевёрнутый крест на всех перспективах сатанизма вообще. Сатанизм не дорос до субкультуры – а тем более до общественного движения или церкви. Но, может быть, это и не нужно? “Пусть сатанистов будут считанные единицы – зато это будут самые умные, сильные, осознанные, гордые и свободные, чьи пути иногда пересекаются – но никогда не идут вместе”. Есть и такая установка.

Объяснить, чем вредна эта позиция, крайне просто: достаточно вынырнуть из мира фантазий в реальность. А в реальности одиночки никогда – НИКОГДА – не побеждают в борьбе с господствующей системой, если не собирают за собой достаточно силы.
Считанные по пальцам сатанисты, разбросанные по городам и странам, ничего не изменят в реальном мире. Если завтра же сатанизм официально объявят вне закона, и за любые разговоры/публикации на эту тему станут давать срок – больше о сатанистах никто и ничего не услышит. А значит, можно будет считать, что их нет. «Сосна в тайге, которую никто никогда не видел – можно ли сказать, что она существует?»

Напоследок – крайняя форма псевдоэлитарности. Есть те, кто ставит под сомнение саму необходимость что-то менять на макросоциальном уровне. “Достаточно проводить свои практики и ритуалы, культивировать личную силу, углублять собственное понимание, менять мир на субъективном уровне и влиять на него собственным поведением”. Безусловно, это необходимо, но этого НЕ достаточно. С точки зрения таких людей, нет необходимости в распространении сатанизма, нет необходимости в помощи неофитам и обмене опытом; чем сложнее – тем лучше, каждый сам за себя, и чем больше испытаний выпадет на долю новоявленного «адепта Тьмы» – тем сильнее будет каждый из выживших. Встречается и такое заблуждение.

Здесь можно провести прямую аналогию с миром информационных технологий, а точнее с ОС Linux. Это операционная система, которая изначально, в отличие от Windows, не была нацелена на «простого пользователя», а писалась одними «компьютерными гиками» для других (или для себя). В этом есть определённые преимущества: когда значительная часть пользователей является программистами, ошибки исправляются намного быстрее, быстрее идёт развитие системы. В Windows большая часть пользователей занимают позицию пассивного потребителя, а в Linux-сообществе считается хорошим тоном вносить какой-то вклад. С началом попыток популяризации данной ОС появилась категория «линуксоидов», которые на вопрос «как донести Linux до простых пользователей?» спрашивают «а зачем тащить сюда простых пользователей? Тем и хорошо, что их здесь нет! Они всё испортят». Это тоже псевдоэлитарность. Дело в том, что возможности «сообщества OpenSource» ограничены: можно создать операционную систему, можно написать многие приложения, но не получается создать качественные свободные драйверы устройств или аналоги многих «тяжеловесных» коммерческих приложений. Для этого требуется поддержка со стороны корпораций и производителей. А для того, чтобы на Linux обратили внимание корпорации и производители – нужен спрос со стороны масс. Если же держаться за элитарность «хакерской» системы – система сможет решать лишь узкий набор задач.

Выход достаточно очевиден и аналогичен ситуации с религиями в Индии. В индуизме, например, нет единого канона и системы обязательных обрядов, как в православии; это множество различных групп, сект и ветвей, все из которых сосуществуют в едином религиозном пространстве. Именно поэтому христианство так и не стало доминирующей религией в Индии – храм Христу можно поставить рядом с храмом Шиве и Шакти, но Христос станет лишь ещё одним «вариантом» реализации индуизма в христианской символике.

Точно так же Linux – не единая «операционная система», а крайне многочисленный набор «дистрибутивов», основанных на одном ядре, но довольно разных по требованиям к пользователю: от наиболее «дружественных» – до тех, с которыми комфортно себя чувствуют только IT-шники и энтузиасты.

Но вернёмся к сатанизму. Здесь ситуация изначально аналогичная: нет «священников» (программистов) и «паствы» (потребителей), каждый сам себе – жрец Тёмных богов. И возникает иллюзия, что «паства» не нужна.

Но такой «псевдоэлитарный» сатанизм резко ограничивает себя в своих возможностях. Можно совершать богоборческие подвиги в собственной голове, можно плевать на распятие на ритуале, можно завести в своей квартире алтарь, но вот выстроить сатанинский храм – не выйдет. «Nostri cordis altaria ornans» («Алтари наши в наших сердцах») – как гласит, например, надпись на сайте секты Ecclesia Tenebrarum («Церковь Тьмы»). И только. Подобные девизы звучат гордо, но церкви остаются в Интернете, а алтари – в сердцах (или на кухнях). Потому что для строительства реальных сатанинских церквей – из камня и металла – нужна поддержка общественных организаций и спонсоров, нужны деньги и связи, нужно «пробивать» бюрократическую систему, выдержать мощнейшее давление со стороны ЗАО «РПЦ» и государства. Кришнаитам, например, это в Москве пока не удалось. А кришнаитов куда больше, чем сатанистов.

Зачем строить церкви? Зачем вообще какие-то внешние проявления, которые не обеспечить без должной поддержки – не лучше ли сатанизму оставаться в подполье (или более «гордо» – в «андерграунде»)? Но любые подпольщики всегда стремились выйти из подполья – как только накопят силы. Попытка придать «подполью» некий романтический ореол неуместна. Все религии мира открыто печатают свои книги, совершают свои обряды, строят свои храмы, отмечают свои праздники, распространяют свою культуру, стремятся оказывать влияние на общественную жизнь и воспитание детей. Сатанизм провозглашает свою элитарность – но не может ничего. Громкие фразы «Левый путь», «эзотерическая религия» и т.п. в этом контексте приобретают функцию фигового листка.

С подобными оправданиями можно зайти очень далеко. Например, пресловутые «основы православной культуры» в школах, конечно, станут настоящей фабрикой по производству антихристиан – лучше «батюшек» православие не дискредитирует никто; но сама необходимость отдавать своего ребёнка (если у вас есть дети) в такую школу – унизительна. И чем дальше – тем больше. Думаете, люди сильно изменились со времён Инквизиции? Изучите современную ситуацию со свободой вероисповедания в странах типа Саудовской Аравии.

В общем, истинная причина «подпольности» сатанизма одна: несостоятельность и неконкурентоспособность из-за раздробленности, вызванной псевдоэлитарностью его представителей.

Элитарность – без «псевдо» – вполне возможна, что показано на примерах выше. А бессмысленная выбраковка в рамках новорождённой религии, которой, даже по лавеевскому Anno Satanas, нет и 50 лет, равносильна самоубийству.

Duott, 08.06.2011

Copyright by Archontis 2011
    Современный сатанизм. Основы и философия. Краткий справочник по религиоведению. Библиотека старинных манускриптов